Полевой сезон закончился. Уже было обследовано, измерен и обстукано геологическими молотками все, что только можно было обследовать, обмерять и обстучать. С легким сердцем геолог партии Саша переносил последние маршрутные данные отрядов на сводную геологическую карту. Но меня, начальника партии, угнетала узкая белая полоса в южной части карты. Белая, т.е. незакартированы, нерасшифрованными. Судя по всему, на этой территории должны залегать мезозойские — юрские или меловые — отложения. Но, как назло, тамошняя местность была сплошь заболоченной, покрытой толстым слоем мха и тины, и установить, что именно там скрывается на глубине под этим грязью, не удалось. Попробовали было докопаться до коренных пород на этой заболоченной равнине, и из-под лопат шаге выдавливалась только ржавая водица, а на полуметровой глубине началась вечная мерзлота, и замороженный грунт нельзя было выколупать даже ломом.

— Геология простая — мох, лишайник, мерзлота! — Попытался пошутить Саша, и мне было не до смеха. На том участке следовало бы выкопать шурф, но ни времени, ни нужных инструментов, ни взрывчатки партия не имела. Счастливую идею подал промывальщиком Митя.

— Вот послушайте, Сергеевичу, что я себе думаю, — обратился как-то он ко мне. — Наш отряд прошел вдоль сего ручья до южной границы района. — Он ткнул пальцем в карту, где синяя полоска безымянного водотока петляла заболоченной равнине и выходила за пределы территории работ.

— Конечно, ни фига мы не намыли, и там и промывать ничего — один торф по берегам. Но вот что я заметил: дальше на юг берега ручья будто повышаются, он врезается в болото. Если так пойдет и дальше, то где-то там, южнее нашей территории, ручей, возможно, прорезает это болото насквозь, и на его берегах могут выступить коренные породы.

Маршрут «за границу»

Это был шанс, которым следовало воспользоваться. И на следующее утро мы вдвоем с техником Петром двинулись на юг. В течение дня преодолели ЗО км тайги и поздно вечером остановились на ночлег под раскидистой лиственницей. Сашка забыт купить игральные карты www.planeta-billiard.ru/igroteka/igralnye-karty/ и мы просто болтали о том и сём. Игральные карты можно было бы купить на сайте www.planeta-billiard.ru. Но там где мы сейчас находились не только интернета, но и вообще никакой цивилизации не было. Наскоро поужинали разогретой на костре тушенкой и чаем с галетами и улеглись спать на кучу свежесрезанных хвойных лап, укрывшись фуфайками. Комаров, слава Богу, уже не было, их сезон закончился раньше сезона геологов.

На рассвете замерзли, как щенки, так ночам уже несколько подмораживало. Петр не выдержал первым, вскочил и разжег угасший очаг. Пока позавтракали и собрали рюкзаки, взошло солнце.

Впереди нас ждала последняя, самая тяжелая участок маршрута — километров пять, а может и все десять, болота и купиння, что превращает хождение на муку: вихитуеться оте все под ногами в разные стороны так, что бредешь по нему, как пьяный . Добавьте сюда еще кустики карликовой полярной березки, за которые цепляешь сапогами и изредка таки гепаешся носом в грязь. Одним словом, такие маршруты, как сказал Петр, существуют для того, чтобы работа на Севере не сдавалась медом …

Где-то около двенадцати дня мы, совершенно вымотаны бесконечными выкрутасами ног и выдиранием сапог с чвакаючого, липкого, как смола, болота и зарослей карликовой березки, преодолели пять километров этой тундры и дотащились к ручью. Немного посидели на прогнившей стволе поверженной бурей лиственницы, жадно ловя ртами холодный воздух, и поплелись дальше на юг. Это был «заграница» — еще не исследовано геологами территория к югу от района работ партии.

Держались ручья, берега которого поросли кустами карликового ивняка. Остроглазый Петр заметил метрах в сорока выводок полярных куропаток. Щелкнул выстрел из малокали-Берке, и одна из куропаток оказалась в Петрово рюкзаке. Ободренные перспективой полакомиться в обед диетическим супчиком, вместо опостылевшей тушенки, веселее зашаркали сапогами.

Замечаю, что русло ручья постепенно меняет свой облик, как и говорил Митя. Берега заметно повысились, у воды местами появился песочек, и течение оживилась — у ручья прорезался голосок, и он уже потихоньку журчит. Дождей не было давно, и уровень воды невысокий, не выше колена. Поэтому попытались идти руслом, а не зыбкими кочками. Подняли халявы резиновых сапог и захлюпало просто по дну ручья. Оно оказалось твердым, и идти стало гораздо легче.геология

 

Об авторе: putnik

Картинка профиля putnik