Изначально танго был «делом джентльменов». Никакой любовной подоплеки здесь не усматривалось — мачо демонстрировали друг другу свою стать, чтобы произвести впечатление на дам сердца. К концу XIX века в количественном отношении мужчины в 30 раз превосходили женщин, и соперничество было неминуемо. Но позже, с появлением партнерш, музыка научилась рыдать и всхлипывать. Разумеется, не без участия бандеона — разновидности аккордеона, которая сделала танго таким, как мы его сейчас знаем: знойным, томным, страстным. В уличном, а не сценическом формате, танго еще сильнее проникает в душу и будоражит кровь, как дорогое шампанское. А вокруг — толпа любопытных прохожих, туристов, и звонкие песо летят в небольшую коробку на пешеходной улице Флоридита.

Если отдаться ее людскому потоку, то он непременно вынесет голодного и опьяненного ритмами танго туриста к хорошему мясному ресторанчику, пусть это будет Las Nazarenos. С этого момента начинается танго с говядиной, потому что еще ни один турист не смог пройти мимо витрины ресторана, за которой горит настоящий живой огонь и на нем вертикально жарятся полутуши, нанизанные на металлические прутья, воткнутые вокруг костра.

Кулинарной примадонной Аргентины была и остается говядина. Здесь запрещено забивать бычков, не достигших трехлетнего возраста, и потому понятие «телятина» просто отсутствует. Как писал один ресторанный обозреватель, «в Аргентине подается другая, «более мясистая» говядина. Ее надо жевать — долго и энергично, упиваясь соком вольного существа, прожившего свою жизнь на такой свободе, о которой мы можем только мечтать». Центральное место любого аргентинского ресторана занимает «парижья» — стальная решетка на цепях, что висит над огнем. В Las Nazarenos она около 4 метров длиной, и вся заполнена стейками и овощами. Управляет этой адской машиной асадор — мастер по приготовлению мяса асадо.

Лучшими асадорами считаются креолы — смесь первых колонистов с индейцами, они легко дотрагиваются до раскаленных стейков, что снаружи прихвачены до черных клеток, а внутри алеют, как первомайские гвоздики. Асадо не приправляется ничем, кроме морской соли. Попутно готовится старинный аргентинский гарнир «пап режина». Это картофель в кожуре, начиненный салом, перцем и кукурузой. Кстати, при заказе любого «бифе де ломо» (вырезка) или «бифе де костижья» (мясо на кости), местный житель непременно добавит слово «а пун-то», что означает пожелание довести мясо до той степени прожарки, которую асадор считает правильной. Заказывать «хорошо прожаренное мясо» здесь глупо и оскорбительно для мастера.

Когда выбор сделан, надо уметь ждать. Как в танго, страсть к еде нарастает медленно, и подогревается она красным аргентинским вином, что тоже — дитя эмигрантки-лозы. Саженцы первого винограда привезли на кораблях испанцы, затем итальянцы, более всех освоили виноградарство в Новом Свете французы. Но их привычные сорта под щедрым аргентинским солнцем набирают больше благородной сладости, и местные сухие вина давно и уверенно теснят на мировом рынке своих исторических предков. За приятной беседой и первой бутылочкой вина на аперитив пролетает полчаса. Аргентинцы говорят так: «Человек должен ждать асадо, но асадо ждать не может!» Наступает кульминация гастрономического танго — вынос асадо. На какое-то время стейк весом в 1,5 килограмма и толщиной примерно 5 сантиметров заслоняет весь мир. Кажется, что ты в жизни не видел ничего красивее этого причудливого «мраморного» узора из тонких прожилок жирка на гладкой поверхности мяса. Тут же с решетки подадут и слегка почерневший початок кукурузы, картофель в кожуре и кусок тыквы-гриль под названием калабаса.

Калабаса — это слово известно в Киеве благодаря исконно-аргентинскому напитку, этническому чаю мате. Чтобы увидеть плантации растения «джерба мате», мне пришлось долететь почти до Парагвая, в провинцию Миссионес. Там удивительная, насыщенная железом, красная почва, а гигантскими плантациями владеет Михайло Герула — потомок львовских эмигрантов, что уехали из Украины в начале XX века. Он показал нам, как растет этот кустарник, как с него срезают зеленые ветки, сушат, коптят для запаха и перемалывают в порошок, который на фабрике пана Михаила фасуют в пачки и отправляют в торговую сеть. Заваривают мате в маленьких сосудах — калабасах. На вкус мате — терпкий, немного горьковатый напиток, является мягким стимулятором. А вот онлайн рулетка это сильный стимулятор адреналина. Играть можно хоть дома в Киеве, хоть в Аргентине. Интернет сегодня есть везде даже в Las Nazarenos есть.
churrasco

 

Об авторе: putnik

Картинка профиля putnik