Турция — необыкновенная страна с особым менталитетом. И это так же верно, как то, что Стамбул — город контрастов. Одно географическое положение чего стоит. Мост между континентами — это о Турции, одной ногой уютно расположившейся в Азии, другой прочно пристроившейся в Европе. Босфор, отделяющий Европу от Азии, делит на две части Стамбул, разрывающийся в своих эмоциях между Востоком и Западом. В 30-40 гг. прошлого века реформы Мустафы Кемаля (или Ататюрка, «отца турков») — первого президента Турецкой Республики — отделили религию от государства, ввели европейскую правовую систему, единобрачие, григорианский календарь, латинский алфавит. Полностью изменившая свой облик страна превратилась в светское государство, и сегодня везде суровый ислам в Турции проявляет себя в мягкой форме. Вероятность встретить женщину в парандже или косынке с прорезью для глаз на улице Фетхие, Анталии или, скажем, Кемера — примерно такая же, как на Крещатике. А студенток в парандже вообще не пустят в аудиторию — запрещено. Впрочем, от этого ислам в Турции не становится менее почитаем: здесь отлично знают Коран, уважают стариков, соблюдают обряды, посещают мечеть.

Нет-нет, ничего политического. Отнюдь, все более чем буквально. В юго-западной части Турции, где мы побывали, везде и всюду растут апельсиновые деревья. И это под ярким солнцем! «Оранжевые» урожаи местные жители собирают 4-5 раз в год (за что от всех нас, уважаемые соотечественники, огромное спасибо — и нам перепадает). Особенно потрясающе смотрятся сады с апельсиновыми деревьями на фоне гор со снежными верхушками. Во многих местах можно встретить памятники апельсинам: огромные такие шары цвета солнца, часто в окружении фонтанчиков.

Кому-то в радость лежать на пляже, не перемещаясь во времени и пространстве. Этот выбор вполне правомерен. Но когда находишься в стране, исхоженной вдоль и поперек сельджуками, финикийцами, лидийцами, ликийцами, римлянами и греками (полный список не поместится на страницах нашего журнала), душа рвется вперед. Вот мы и отправились снова в дорогу неблизкую, но необыкновенно красивую — в Памуккале (в переводе «крепость из хлопка»). Продолжаем путь. Правильнее всего будет доехать до города Денизли, символом которого является знаменитый денизлийский петух — он способен петь свою «арию» в течение почти 2-х минут. Памуккале находится совсем рядом, и лучше дойти до него пешком, через античный город Хиера-полис, основанный в 190 г. до н. э. Здесь находится самое большое древнее кладбище в Турции, римская баня (базилика), большой термальный комплекс (умели и в древности использовать лечебные свойства источников) с комнатами для отдыха, церемоний и императорскими салонами, церкви, построенные в VI-VII вв., кафедральный собор и церковь святого мученика Филиппа, храм Аполлона и один из трех сохранившихся на территории страны древнегреческих театров. Сохранились даже керамические постройки водопровода тех времен. Ну и, наконец, Памуккапе. Мой всезнающий спутник сообщил, что крепости («капе») на самом деле нет и никогда не было. А есть и были известняковые террасы, возникшие от резкого охлаждения горячих источников, которые содержали соду (гидрокарбонат кальция) и известняк. Белоснежные сталактиты образовали уютные купальни, в которых можно возлежать и одновременно избавляться от всяческих недугов.

«Можно было, — замечает Сульхан. — Сегодня уже нельзя. Слишком рьяно народ лечился… Памуккале — объект ЮНЕСКО, охраняется сурово. А для желающих побродить босиком по белому налету все же есть специальная тропинка». Конечно, я не отказалась от такой возможности. И бегом в бассейн Клеопатры. Это водоем, наполненный целебной минеральной водой (местные жители утверждают, что именно ему египетская царица обязана статусом первой красавицы планеты). Температура воды — около 40 градусов, глубина — от полуметра до трех. Это очень-очень приятно и полезно!
03
Девушка с веслом
Если честно, я не считаю себя ни слишком спортивной, ни экстремальной особой. И услышав слово «рафтинг», запротестовала. Однако Сульхан был непреклонен. «Эх, есть в мусульманских мужчинах что-то такое, что заставляет женщину подчиниться», — грустно размышляла я, пока наш автомобиль преодолевал серпантин, двигаясь в горы — туда, где, петляя между гор, несет свои неспокойные воды река Кепрю. Высадившись на берегу возле пристани, примеряем спасательные жилеты и слушаем инструктаж. Слышим много новых слов, вселяющих ужас. В руке — весло, в глазах — покорность судьбе. На ближайшие 3 часа ключевыми и жизненно важными словами становятся «право», «лево» и «назад». Поехали!
170070001_600x285
Первый порог преодолели на «ура», но веселье сменилось легким испугом — а что же дальше? Дальше — больше. Второй и третий тоже прошли без потерь. После третьего порога… сели на мель. Ничего — преодолели. Фух — остановка! Обед из свежеприготовленной форели (не все ж в реке плавать) и изобилия салатов был просто потрясающе вкусным! Рафтинг — это ни с чем не сравнимая острота ощущений. Опять-таки чувство локтя (а также коленей, голов, пяток и… весел соседей по «несчастью») командный дух вырабатывает! Следующая после четвертого и пятого порогов остановка. Ее местные гиды берегут на закуску. Это древнеримский мост с каньоном на заднем плане. Под ним с отвесной скалы желающие и те, кто все же не хочет запятнать честь своей страны, прыгают в ледяную воду горной реки. Раз, два, три — и после 35 градусов в тени двенадцать в воде ой как тонизируют, вселяя уверенность в завтрашнем дне.

Ты, ты, ты — и только ты
После очень небольшого времени пребывания в Турции практически сразу появляется удивительное чувство: на каждом шагу, при встрече с каждым человеком складывается впечатление, что ждали здесь только вас, и никого больше. Ощущение собственной значимости и почти королевской персоны в своем же лице просто потрясающее! Турецкое гостеприимство — не истертое клише. Здесь живут люди, которые умеют работать и знают, что нужно именно вам. Ну а мы должны быть просто к этому готовы и воспринимать как данность.

 

Об авторе: putnik

Картинка профиля putnik