Есть люди как будто обладающие внутренним компасом. Им нипочем любой лабиринт узких улочек. Они всегда знают, куда идут и что увидят, когда доберутся до цели. Увы, не всем так повезло с географическим чутьем. Немного найдется на планете городов, власти которых прислушиваются к стонам страдальцев, не умеющих читать карты. Ганновер — приятное исключение из правила. Все тридцать шесть местных достопримечательностей объединены нанесенной на мостовые красной линией, замкнутой на центральном железнодорожном вокзале. Купив путеводитель прямо на станции, можно без колебаний отправляться в путь. Не заблудитесь: возле каждого памятника архитектуры есть опознавательный номер. Протяженность маршрута — 4,2 километра. Поэтому, если нет страстного желания следовать за путеводной нитью от начала до конца, лучше упростить трассу до шести самых колоритных зданий.
Оперный театр — воплощение лучших традиций классицизма. Изначально он предназначался для утех короля и его свиты. В те времена балконы, сейчас украшенные статуями великих поэтов и композиторов, к вечеру стояли нараспашку, чтобы знатные господа могли шагнуть в храм Мельпомены прямо из экипажа. Как и большинство построек Старого Города, Опера была разрушена во время англо-американских бомбардировок 1943 года и отстроена в прежнем виде пять лет спустя.
Церкви св. Эгидия повезло меньше. Ее обгоревшие развалины решили оставить как вечное напоминание о страшной войне и памятник ее жертвам. Четыре раза в день (в 9.05, 12.05, 15.05 и в 18.05) она оглашается колокольным звоном и печальным пением хоралов.
Роскошная Новая ратуша производит обманчивое впечатление древнего сердца города. На самом деле ее возведение закончилось в 1913 году. В вестибюле выставлены четыре огромных макета города в решающие периоды его истории. Наклонный (!) лифт поднимает туристов на смотровую площадку, откуда открывается завораживающий вид на весь Ганновер. Старая ратуша, как и разместившаяся неподалеку старинная Рыночная церковь, построенная из красного кирпича, — отголосок готического прошлого и наглядный пример народного долготерпения (строительство растянулось на целое столетие). Замок на реке Ляйне сооружен в XVII веке на месте францисканского монастыря. Сегодня в бывшей резиденции Георга Каленбергского заседает законодательное собрание Нижней Саксонии. На замок, как и на сверкающий огнями вечерний город в целом, лучше всего любоваться с борта прогулочного теплохода.
ЗЕЛЕНАЯ МЕТРОПОЛИЯ
Чем плоха жизнь в большом городе, если почти половина его территории отведена под парки, лесопосадки и водоемы? Неудивительно, что жители Ганновера, которым крупно повезло с родиной, не унывают, когда на работе случается аврал, и с летним отдыхом приходится повременить.
Искусственное озеро Маш, удачно расположенное посреди города, стало излюбленным местом отдыха горожан. С приходом лета на водной глади появляются парусные лодки, а берега осваивают любители спорта на свежем воздухе — велосипедисты, скейтеры и роллеры.
Простые романтики предпочитают проводить знойные деньки в Королевских садах. Роскошным видом и продуманным до мелочей планированием единственный в Европе барочный парк обязан принцессе Софии, матери первого ганноверца, взошедшего на английский трон. Англичанка по происхождению, София не представляла поместья без сада. По ее задумке вокруг герцогского замка вскоре возникли насаждения, гроты, фонтаны и аллеи, ничем не уступающие по красоте Версалю, а высотой главного фонтана (82 м) и размерами паркового театра даже превосходящие не только любимое детище Людовика XIV, но и все когда-либо созданное в европейской садово-парковой архитектуре. К сожалению, замок не уцелел при бомбардировках 1943 года, зато в память о затейнице-принцессе осталась оранжерея, некогда оставлявшая ко двору целебные травы. Непрактичные потомки превратили «огород здоровья» в ботанический сад, где собрали наибольшую на континенте коллекцию орхидей и других экзотических растений.
Список «самых-самых» Ганновера продолжают «зеленые легкие» города — лес, занимающий рекордную для Европы площадь. На 650 гектарах прекрасно себя чувствуют сотни дубов, буков, сосен, лиственниц и берез. Когда-то болотистая местность, густо поросшая ольхой, ста-раниями энтузиастов-натуралистов преобразилась до неузнаваемости. В парке отведены места для занятий фитнесом, оборудованы игровые площадки, стадион, лужайка для игры в мини-гольф и склон для спуска на санях. Отдохнуть после изнурительных тренировок приглашают многочисленные кафе и рестораны.
С лесопарком граничит зоопарк, созданный по революционному принципу: «Знать — значит любить, любить — значит защищать». Забудьте об устрашающих клетках и печальных глазах изможденных зверюшек! Люди приходят в гости к братьям своим меньшим, живущим в окружении обтесанных валунов. Посетители заглядывают в окошко, и если очень повезет, могут видеть, как нежится на солнышке тигр или, обняв себя лапами, дремлет орангутанг.
Просто прогуливаться по дорожкам тоже интересно! То из зарослей покажется хвост «потерпевшего крушение» самолета, то повстречается разукрашенная машина для сафари, то арка в египетском стиле предупредит о близости африканской «резервации» — «Дворца джунглей». А в противоположной части зоопарка, «Замбези», по реке снуют лодочки, доставляющие всех желающих в гости к страусам, зебрам и цаплям. Время от времени с плавсредств слышатся детские возгласы: «Глядите, носорог!» Но по-настоящему живое общение со зверюшками ожидает детей на «Ферме Мейера», где можно погладить кроликов, овечек и разделить заботы фермеров по уходу за живностью, пока взрослые общаются за бокалом пива.
ОКНО В БУДУЩЕЕ
Одним прекрасным утром из здания, в котором заседал городской совет, вышли весьма гордые собой и друг другом чиновники. Приступ самодоволь-стваугосударственных мужей вызвало решение нести современное искусство в массы. Так с 1970 года на улицах центра и окраин стали появляться скульптуры, загадочным образом вписавшиеся в пейзажгорода с многовековой историей. Правда, они не всегда радовали горожан. В 1974 году, когда эксцентричной Ники де Сен-Фаль вздумалось выставить свои скульптуры на набережной реки Ляйне, пестрые «идолы» вызвали целую бурю общественного протеста. К счастью, модернистка оказалась необидчивой и оставила фигуры городу на память о себе. Со временем страсти поутихли, и теперь ганновёрцы с гордостью показывают изваяния приезжим, любовно приговаривая: «А вот это — наши чудесные Наны».
Проект «облагораживания» не миновал и остановок транспорта. Первое, что видят ганновёрцы и гости города на выходе из трамваев и автобусов, — не безликие укрытия от дождя с лавочкой, а футуристические строения, больше похожие на причалы космопорта.
К всемирной выставке ЕХРО-2000 все лучшее в постмодернистской архитектуре окончательно и бесповоротно прописалось в Ганновере. Построенные на рубеже тысячелетий штаб-квартиры крупных корпораций и офисные центры напоминают громадные кубики Рубика из стекла и железобетона, а новые жилые кварталы наводят на мысль о капризах машины времени, по воле которой в наше время перенеслись здания из следующего века.
ном ярмарочном центре площадью 330 тысяч квадратных метров ежегодно проходит CeBit — крупнейшая в мире выставка информационных и телекоммуникационных технологий. Именно здесь впервые представляются новинки, которые уже очень скоро перестают быть фантастикой и прочно входят в наш быт. Скажете, все эти «навороченные» премудрости — не женского ума дело? Ошибаетесь! В одном из самых популярных павильонов — «Мобильная связь и телефоны» — посетительниц, завороженно разглядывающих экспонаты, было ничуть не меньше, чем мужчин. Чего стоит, например, только одно из новшеств, представленных компанией S…..s — авторучка со встроенным сотовым телефоном! Она оставляет надписи на любой поверхности и бережно сохраняет их в памяти, чтобы потом передать по факсу или мобильному телефону.
«Завтрашний день начинается сегодня!» Этим девизом устроители C……a охотно делятся с туристами, планирующими посетить Ганновер. Поверьте, у нижнесаксонской столицы припасены развлечения на любой вкус, цвет и кошелек

Tags:

 

Об авторе: putnik

Картинка профиля putnik