Легенды окружают Могок. Вот одна из них: давным-давно, когда люди еще не пришли в долину, огромный орел парил над окрестными горами и высматривал добычу. Вдруг его взгляд упал на кусок свежего мяса. Орел камнем упал вниз, мощные когти сжались, но так и не вонзились в плоть. Неужели он одряхлел и утратил мощь? После многих бесплодных попыток орел догадался: он пытался схватить не мясо, а красный камень, рожденный огнем и кровью матери-Земли. Это был первый рубин, найденный в долине. Орел бережно подхватил его (как ему это удалось — легенда умалчивает) и унес в свое гнездо на недоступной вершине.
Вторая история попроще и носит более «бытовой» характер. Поселившиеся в этих местах люди долго не отваживались спускаться с горных склонов, к которым лепились их деревни. Внизу в долине свирепствовала малярия (и, кстати, свирепствует до сих пор). А по покрытым рубиновыми россыпями берегам рек и ручьев рыскали стражи сокровищ- тигры. И вот кому-то пришло в голову разбрасывать прямо с крыш хижин куски мяса и посылать за ними прирученных грифов. Птицы возвращались к хозяевам с мясом — и налипшими на него рубинами.
Но довольно легенд. История свидетельствует: первыми обитателями долины Могок были преступники, изгнанные в XV веке из тогдашней столицы страны-Мандалая. Получив в дар первые найденные ими рубины, бирманский король простил их и разрешил вернуться в столицу. Но ссыльные предпочли посвятить свои жизни служению Королю камней. Впрочем, это высокопарное название не для специалистов. Для них рубин — это минерал красный корунд, состоящий из окиси алюминия с примесями оксидов хрома и железа. Окислы металлов сообщают ему необыкновенную твердость (тверже только алмаз) и устойчивость к высоким температурам — плавится рубин при 2050 градусах.
…Вместе с Лаосом и Таиландом Мьянма образует всемирно известный «Золотой треугольник». Известен он не столько залежами драгоценных камней, сколько контрабандой опия. Страной с 1988 года правит военный режим, который не принимает слишком близко к сердцу разные «демагогические» понятия вроде прав человека. Закрытость политики отразилась и на экспорте драгоценных камней. Чтобы попасть в Мьянму, необходимо преодолеть огромное число бюрократических препятствий. А уж добраться до района рубиновой добычи с 1960-х до 1990-х годов было просто невозможно. Известный испанский минералог Рафаэль Молина Гонсалес-Ампуэро вспоминает: «В 1975 году я попал в серьезный переплет. Мне пришло в голову слетать из Бангкока в Рангун. Не успел я ступить на бирманскую землю, как меня схватили и на 24 часа упрятали в полицейский участок — дескать, виза моя недействительна. Грозили тюрьмой (где меня «никто никогда не найдет»). Но обошлось — просто выслали обратно в Таиланд». Город Могок расположен на высоте 1500 метров над уровнем моря и примерно в ста километрах к северо-востоку от Мандалая, последней столицы старого Бирманского королевства. Если не идут тропические ливни, путь из Мандалая до «Рубиновой долины» занимает часов шесть. Густые джунгли — королевство слонов, тигров, медведей и леопардов —покрывают склоны полутора-двухкилометровых гор. «Поистине кажется, что сами боги избрали эту затерянную в Азии долину в качестве кладовой своих лучших камней, от красных рубинов до голубых сапфиров. А заодно устроили здесь сад своих лучших цветов — от баловней умеренного климата до изысканных орхидей. Единственный раз за всю историю человек почему-то решил не нарушать покоя великолепной природы», — писал репортер английского журнале «Азия» за 1930 год. Похоже, вид долины даже хладнокровного британца настроил на поэтический лад.
Природа Могока почти не тронута до сих пор. Сегодня здесь мог бы быть маленький туристический рай вроде Паттайи или Мальдив, если бы неистопщмые богатства недр не заявляли о себе так явно. И если бы государство не охраняло эти богатства так ревностно. Ситуация чуть-чуть стала меняться лишь в последние годы.
Район Могока по-прежнему закрыт для иностранцев, но нескольким специалистам по драгоценным камням все же разрешили посетить копи. Среди редких счастливцев оказался и настойчивый Молина Гонсалес-Ампуэро: «Вооруженные солдаты не отходили от меня ни на минуту. Специальное разрешение — огромных размеров бумагу на правительственном бланке -приходилось вытаскивать и предъявлять буквально на каждом шагу».
Кто живет в долине Могок? Кроме шанов и представителей других коренных бирманских народностей, здесь встречаются непальцы, индусы и китайцы. Последние, как и повсюду в мире, заняты преимущественно торговлей. Почти все ютятся в деревянных хижинах, над однообразными рядами которых возвышаются редкие пагоды.
Мьянма — страна, в которой официальной, насаждаемой властями религией является буддизм. Но древние, еще добуддистские верования никуда не исчезли. Обитатели долины, например, верят, что если беременная женщина перейдет вброд ручей, текущий из рубиновой шахты, духи-хранители тут же спрячут свои сокровища в глубины земли. Еще в Могоке все поголовно убеждены, что если бледноватый рубин закопать обратно в землю, он со временем «созреет» и станет кроваво-красным.
В старину все камни, представляющие хоть какую-нибудь ценность, тут же отсылали королю. Естественно, тем, кто эти камни находил, расставаться с ними не хотелось. Они старались всеми правдами и неправдами укрыть добычу хоть это и каралось смертью. Юношу, утаившего один из самых крупных найденных в Бирме рубинов (400 карат или примерно 80 граммов), казнили. Но власти так и не смогли уберечь эту находку — знаменитое украшение сокровищницы бирманских королей исчезло во время британского вторжения в страну при короле Миндон Мине (правил в 1853-1878 годах). Сегодня копи Могока разрабатывают шесть государственных компаний. Это не мешает частникам копаться в реках и ручьях долины Могок между сезонами дождей (с октября по май). Частное старательство запрещено законом, но власти закрывают глаза на такую деятельность. Рытье мелких штолен-колодцев тоже никого особо не волнует. Крупные месторождения рубинов давно разведаны и туда частникам хода нет. Первым делом старатели прорывают колодец сквозь осадочную породу, в которой и залегают драгоценные камни. Колодцы — идеально круглые и достаточно широкие, чтобы в них мог пролезть взрослый человек. Стенки легко осыпаются, если не укреплять их деревянными балками. Добравшись до дна, старатель продолжает вгрызаться в землю, заполняя породой бамбуковую корзину. Наверх ее вытягивают на веревках. Как только старателю кажется, что он достиг многообещающего уровня, он изменяют направление — принимается рыть боковые тоннели метров по десять в длину. И там, как правило, наталкивается на желанную добычу. Инструмент частника — корзина, кайло и лопата. А у корпораций — мощные буровые машины, высокоточные приборы, целые штаты геологов, подрывников и инженеров. И все же жизнь в Могоке — это самая честная в мире лотерея. В ней последний бедняк имеет шанс вытащить счастливый билет — и так в Могоке было всегда. В той же «Азии» за 1930 год писали: «Обычно несколько человек, как правило это родственники, скидываются и за 150 рупий в месяц арендуют маленький участок. Они роют без угстали, а в конце месяца решают, стоит ли продолжать разрабатывать прорытый колодец или перейти на новую территорию. Практически все население Могока так или иначе участвует в разработке копей. Все живзт в постоянном возбуждении — в надежде, что однажды им повезет по-крупному».
С тех пор мало что изменилось. Каждое утро в многочисленные ручьи и речки долины заходят босоногие женщины с большими бамбуковыми подносами в руках. Они без устали промывают песок и гравий. Все в Могоке прекрасно знают, что залежи самых крупных рубинов находятся глубоко в толще гор. Но в эти копи приходится спускаться и подниматься по узким расщелинам, достигающим нескольких километров в длину и до километра в глубину. Это очень опасно. Несколько лет назад двенадцать старателей были заживо погребены в горной пещере неподалеку от Тан-Та-Яра.
Большая часть драгоценных камней, добываемых во Мьянме, рано или поздно, законным или незаконным путем попадает в соседний Таиланд. Эта страна давно уже специализируется на изготовлении ювелирных украшений, а также на продаже найденных частным образом сапфиров и рубинов из Могока. Куда же еще девать неучтенную добычу? Давно нет на троне бирманских королей, и сокровища более не стекаются в их кладовые.
Коллекция последнего мандалайского монарха Тебао, свергнутого англичанами в 1885 году, хранится в Индийском музее Южного Кенсингтона в Лондоне. И между прочим, камни в ней почти все мутноватые и маленькие — далеко не совершенные. Почему так?
Захватив Мандалай, англичане тут же выставили вооруженных часовых у всех входов и выходов из королевского дворца — со строгим приказом никого не впускать и не выпускать. Исключение было сделано лишь для дворцовой прислуги женского пола. Все же джентльменское отношение к женщине в крови у британцев. Но сегодня мало кто сомневается, что именно тогда лучшие бирманские рубины испарились прямо из-под носа у захватчиков.

Tags:

 

Об авторе: putnik

Картинка профиля putnik