Вена это незабываемое путешествие. Волшебство начинается еще в воздухе. После того, как стюарды угостят популярными в Австрии винами и знаменитыми «Mozartkugeln» (конфетами-шариками), а затем аэробус под звуки венского вальса убаюкает пассажиров, происходит невероятная вещь. Будни, удаляясь со скоростью звука, становятся мелкими, как оставшиеся где-то внизу дома и машины. Ты же кажешься себе Золушкой, мчащейся на бал.
Вариантов открытия венского «бального сезона» множество. Если он начинается в Silvester (вечер 31 декабря) , вслед за венцами можно устремиться на Штефенплатц. В эту сказочную ночь на башне собора Святого Штефана просыпается колокол Пуммерин, и площадь оглашается его перезвоном, взрывается пробками шампанского, снопами фейерверка, смехом. Поверьте, прежде чем вспомнить об отсутствии навыков бального танца, вы с Веной уже будете кружа в ритме прекрасного. Если же попасть на него в другое время года, что бросится в глаза, реница фиакров. Разряженные лошадки нет ливо постукивают пытами в ожидании. Такая прогулка — удовольствие не из дешевых. Но об этом не думать, а шагнуть в чарующую старину. Карета подана. Старая Вена — место по которому следует прокатиться, чтобы постичь аристократичный дух столицы. И сделать неожиданные выводы. Скажите, какие мужчины самые любвеобильные в мире? Французы? Возможно, вы свое мнение измените, побывав в Бельведере, летней резиденции принца Савойского. Если верить легенде, все 80 скульптур ее великолепного парка принц посвятил… своим безымянным возлюбленным. Художник Густав Климт, напротив, пожелал увековечить лицо прекрасной дамы и сусальным золотом изобразил свою любовную игру с некой Эмилией Флоге. Не оттого ли «Поцелуй» стал культовой картиной?
Прекрасный Шеннбрунн, по красоте и роскоши не уступающий Версалю, навевает мысли о грандиозных балах и дворцовых тайнах. Особенно впечатляет «миллионная» гостиная, названная так не только из-за драгоценных миниатюр и панно. Дело в анфиладе зеркал, установленных таким образом, что свечи, отражаясь в них, рождают иллюзию миллиона залов. Кажется, в одном из них вот-вот появится величественная Мария Терезия с супругом-императором, 16 детьми и многочисленными фрейлинами. Как жаль, что тогда не было ни ТВ, ни видео! Как досадно, что сегодня снимать на камеру и фотографироваться здесь запрещено!

Современная Вена — непредсказуемая и озорная. Взять хотя бы Дом искусств, любимое детище знаменитого Хундертвассера. Это сюрреалистическое творение не спутаешь ни с каким другим. Яркие краски, позолоченные купола и ни одной ровной поверхности: «горбатые» стены, потолки, пол. В доме есть водопады и прудики, на крыше растут деревья. В кафе на первом этаже — бушующее море цветов й 200 стульев, не похожих один на другой. «Мелодией для глаз и ног» называл художник такой интерьер.
А вот как назвать Художественно-исторический музей, просто не приходит в голову. Чтобы его описать, даже у нашего всезнающего гида Габриэллы не хватает слов. Она закрывает глаза и произносит: «О-о-о!» Так вот, постояв у полотен Рембрандта, Рубенса, Тициана, Брейгеля, вы тоже лишаетесь слов. Остаются лишь восторженные междометия.
А по четвергам осмотр шедевров искусства музей предлагает завершить дегустацией шедевров, созданных руками маэстро от кулинарии. И провести вечер под девизом «Искусство и наслаждение». Фешенебельный ресторан в окружении музейных залов, безукоризненная сервировка, горящие свечи, изысканные блюда… Нет, не хватает слов.
Засыпая сладким сном в отеле, размышляешь: на 1,6 миллиона венцев одних только театров 50. А еще дворцы, музеи. Пожалуй, посетить их все удается не каждому местному жителю. Что уж говорить об иностранцах! Так вот, представьте: объявив 2001-2002 годы «Годами Искусства», венцы открыли Квартал Музеев — один из десяти крупнейших музейных центров мира. Здесь и картины Пикассо, Ренато Гуттузо, Йоко Оно, и архитектурный центр, и театр. Здесь будут проводиться танцевальные и кинофестивали, а в многочисленных ресторанах — отдыхать посетители. Похоже, заняв третье место в мире по качеству жизни, венцы решили взять реванш — по количеству «духовных центров» на душу населения стать «впереди планеты всей».

Наверняка, в Доме музыки. Пытаться изучить Дом за день — дело напрасное. Скажем, в одной из комнат можно побродить по изумительному миру звуков, рождаемых материнским чревом, морскими глубинами, космосом. В другой — «поработать» композитором. Дотрагиваешься до пищащих, квакающих, гудящих «инструментов» — и на глазах изумленной публики сочиняешь техно-оперу. Хотя вряд ли кто-то захочет дожидаться рождения чужого шедевра, если в соседней комнате руки дирижерскую палочку, взмахивайте ею, и… На огромном компьютерном экране, подчиняясь каждому мановению вашей руки, тут же задвигаются гобои, флейты, контрабасы. Двигаете палочкой медленно — и бодрый «Марш Радецкого» тянется патокой. Хотите задать музыкантам жару, машите палочкой почаще, тогда они исполнят плавный «Голубой Дунай», как польку-«бабочку». Мне, правда, долго наслаждаться не пришлось. «Первая скрипка» поднялась с места, бросила смычок и заявила: «Господа, не кажется ли вам, что без этого дирижера мы играли намного лучше? И сколько нам еще терпеть такое безобразие?» Смешно, забавно, увлекательно!
Сам воздух в Вене пропитан музыкой. Здесь жили Шуберт и Штраус, Бетховен и Брамс, Моцарт и Гайдн; Венский филармонический оркестр и хор мальчиков сегодня известны во всем мире; 20 процентов мест в венских операх бронируются на год. Музыка сопровождает венцев с рождения до старости. На премьере оперы Моцарта «Похищение из Сераля» я видела и подростков, и господина лет 80-ти, который аплодировал с молодым задором… Но не думайте, что венцы ценят лишь классику. Они — страстные поклонники современной музыки. Пример тому — оглушительный успех мюзикла «Моцарт». Эффектные декорации, движущаяся в нескольких плоскостях сцена, потрясающие костюмы, вокал — все вызывает искренний восторг. Забывая о несовершенном немецком, вдруг начинаешь понимать все, что происходит на сцене.

Но есть еще кое-что, без чего венцы своей жизни не мыслят. Это… Да-да, кафе. Так что побывать в Вене и не посетить венские кафе — все равно что быть в Пизе и не увидеть Пизанскую башню. Всемирную известность они получили еще сто лет назад, когда стали излюбленным местом встреч художников, артистов, литераторов. В одном из них, «Дом-майере», состоялся дебют Штрауса. В «Ландтманн» захаживал Зигмунд Фрейд, а «Централь» было любимым кафе Льва Троцкого.
И если сегодня кто-то просит «чашечку кофе», становится понятно: он — иностранец. Житель Вены непременно уточнит, какой из 50 видов напитка он имеет в иду: «Марию Терезию», «Моцарт», «Фиакр» или же наиболее популярный — «Меланж». Завсегдатаев не удивит, что рядом с чашечкой официант поставит стаканчик с водой — такая уж тут традиция. По мнению австрийцев, только сочетание горячего густого кофе и холодной прозрачной воды дает истинное наслаждение. Венские кафе — настоящая Мекка для сладкоежек. В знаменитом «Захере», например, можно приобрести одноименный шоколадный торт, который увозят из Вены, как «Киевский» торт из Киева. В старинном «Демеле» можно полакомиться тысячей и одним пирожным и даже любимым блюдом императрицы Элизабет — засахаренными фиалками. А по витринам кафе легко определить, какое из культурных событий города сейчас особенно значимо. Так, во время экспозиции работ известного фотографа лорда Сноудона за стеклами красовалась ослепительно улыбающаяся героиня фотовыставки, изготовленная из марципана и карамели.
Венцы приходят в кафе не ради лакомств, а скорее для того, чтобы на людей посмотреть, себя показать, просмотреть свежие газеты, изучить конспекты, поговорить о любви и погоде. Хозяева венских кафе дорожат своими клиентами. Поэтому встречают и провожают каждого гостя, интересуются, каким он находит заказанное блюдо, — словом, делают все, чтобы в следующий раз у вас возникло желание посетить именно это заведение. Коммерческий директор, он же шеф-повар 100-летнего кафе-ресторана «Шеттенринг» Зигфрид Дерре, например, провел с нами мастер-класс по приготовлению знаменитого венского яблочного струделя. О, это было незабываемое зрелище! Сначала господин Дерре раскатал тесто, а затем, словно иллюзионист, стал подбрасывать тонкий пласт на вытянутых руках. И тот начал стремительно превращаться в необъятный ковер-самолет. Мастер уложил его на стол и, подложив под эту «паутину» буклет, предложил убедиться в тонкости теста. Оно оказалось настолько прозрачным, что текст читался без труда.

Но как бы венцы ни восхищались своими кафе, подобные им есть и в Париже, и в Риме. А вот что есть в Вене и только в Вене, так это «хойриген». Что сие означает? Дом винодела, где подают молодое вино! Настоящее царство «хойриген» — Гринцинг, район у самой кромки венского леса. Именно здесь о столице Австрии можно составить окончательное представление. Вена может быть не только аристократичной, но и раскованной, по-домашнему уютной.
Как и 200 лет назад, здесь стоят деревянные лавки, играют и поют музыканты и гости, а в буфете продаются всевозможные закуски. Самая популярная — паста из козьего сыра с чесноком, черемшой, паприкой. С сыром едят все: им фаршируют помидоры, перец, оливки. Любители мяса могут заказать шницель по-венски, жареную свинину или цыпленка. Поклонники сладкого — выпечку и десерты. Но едят венцы мало. Заказав бокал и не успев пригубить, они начинают петь, хлопать в ладоши и «объединяться столами». Отведав бокальчик Zweigelt или Chardonnay, послушав скрипку и аккордеон, понаблюдав, как самозабвенно веселятся посетители, вдруг ловишь себя на том, что под-
певаешь и притопываешь в такт незнакомым песням.
И вот тут, на сказочно прекрасной венской земле, вдруг прозреваешь: надо успеть насладиться дарованной тебе жизнью — она прекрасна! Уже ради этого вывода стоит поехать в Вену. И не единожды, ведь в запасе у нее еще много сказок.
А вот в Пензе наоборот делают все чтоб жить было хуже. Читайте о том как хотят снести медицинский центр для детей тупоголовые русские чиновники… Нет они умны брать взятки и уничтожать свой народ подробнее читайте вот здесь — http://open-letter.ru/letter/39067 Интересно, когда уже это все прекратится? Рыба гниет с головы, я правильно понимаю президент Медведев?

Tags:

 

Об авторе: putnik

Картинка профиля putnik